ВИЧ не существует – и угрожает каждому

    Параллельно с выдержками из книги И.М.Сазоновой публикуются фрагменты доклада Льва Левинсона "ВИЧ-регулирование в российских регионах: правозащитный аспект", из которого видно, как постепенно с помощью региональных законодательных актов медицинским учреждениям вменяется обязательное тестирование на ВИЧ чуть ли ни большинства граждан. Если учесть, во-первых, несовершенство самих тестов, а во-вторых, что в утвержденном 1 декабря 2004 года Постановлением Правительства РФ № 715 Перечне заболеваний, представляющих опасность для окружающих, болезнь, вызванная ВИЧ, приравнена к холере и чуме, что влечет оказание медицинской помощи без согласия граждан, то складывается такая картина: любому человеку не только может быть поставлен диагноз несуществующего ВИЧ, но его могут принудительно лечить, мягко говоря, сомнительными лекарствами.

Из книги Нормативно-правовая база в области ВИЧ/СПИДа / Л. Левинсон, С. Олейник; сост. О.Федорова. — М.: МХГ, 2006. — 87 с. — ISBN 5-98440-038-3.


Постепенно, с помощью принимаемых на местных уровнях региональных законодательных актов, медицинским учреждениям вменяется обязательное тестирование на ВИЧ чуть ли ни большинства граждан. Подобная практика не так безобидна, как может показаться на первый взгляд. Мало того, что из-за несовершенства и относительности тестов любому человеку может быть поставлен диагноз неизвестно-еще-существующего ли ВИЧ, так еще и на вполне законных основаниях его могут (и есть несколько удручающих свидетельств, что это уже стало происходить) принудительно лечить, так как в Перечне заболеваний, представляющих опасность для окружающих, утвержденном 1 декабря 2004 года Постановлением Правительства РФ № 715, болезнь, вызванная ВИЧ, приравнена к холере и чуме, что влечет оказание медицинской помощи без согласия граждан.


    …Случаи обязательного (но не принудительного!) освидетельствования определены законом о ВИЧ исчерпывающим образом. Обязательному освидетельствованию подлежат:
       доноры крови, биологических жидкостей, органов и тканей;
       работники отдельных профессий, производств, предприятий, учреждений и организаций, перечень которых утверждается Правительством РФ;
       лица, находящиеся в местах лишения свободы по приговору суда (статья 9)1.
    В законе о ВИЧ нет указания на обязательное освидетельствование в связи с прохождением военной службы. Но в соответствии с Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе» медицинское освидетельствование граждан, поступающих на военную службу по контракту, проводится в соответствии с Положением о военно-врачебной экспертизе (статья 33). Принятый во исполнение данного Положения2 Приказ Министра обороны РФ3 предписывает проведение исследования на ВИЧ при поступлении на военную службу по контракту4.

стр. 64

освидетельствование

    Из всех связанных с ВИЧ нарушений прав человека обязательное освидетельствование – ключевое. В этой процедуре заключено максимальное нарушение свободы личности и правосубъектности человека.
    В предыдущем разделе изложены допустимые случаи обязательного освидетельствования на ВИЧ, как они определены федеральным законом. Субъекты Федерации не вправе расширять этот перечень. Практика, между тем, такова, что люди всех возрастов проверяются на ВИЧ повсеместно и чуть ли ни при любом обращении за медицинской помощью, особенно – стационарной. Становится правилом, когда пациентов даже не информируют о том, что анализ крови, которые они сдают, попадает в тотальный скрининг на ВИЧ. По сути, проводится не только противозаконно обязательное, но и негласное обследование на ВИЧ.
    Эта практика, хотя распространена она везде, не во всех регионах получила нормативное закрепление. Примерами корректного регулирования оснований и условий освидетельствования могут служить, в частности, Закон Кемеровской области от 20 июля 2001 года № 67-ОЗ «О защите населения Кемеровской области от инфекций, передаваемых половым путем, ВИЧ-инфекции и СПИДа и предупреждении их дальнейшего распространения», Закон Нижегородской области от 9 сентября 2004 года № 95-З «О предупреждении распространения ВИЧ-инфекции на территории Нижегородской области». Последний, хотя и определяет дополнительный контингент, подлежащий обследованию на ВИЧ-инфекцию, устанавливает, что такое обследование осуществляется после предварительного разъяснения медицинскими работниками необходимости его проведения и при отсутствии возражений гражданина против этого.
    К сожалению, примеров сохранения установленных законом о ВИЧ рамок обязательного освидетельствования в региональных базах немного.
   В решении коллегии Минздрава России от 30 мая 2000 года № 9 «О задачах органов управления и учреждений здравоохранения по противодействию распространению ВИЧ-инфекции в Российской Федерации» отмечалось:
   «Во многих регионах в нарушение Федерального закона «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека» население фактически принуждается к обследованию на ВИЧ (республики Северная Осетия-Алания, Татарстан, Саха (Якутия), Московская, Новгородская, Нижегородская, Владимирская области, города Москва и С.Петербург и др.). Широко используется практика, когда обследование на ВИЧ является обязательным условием для любой госпитализации в стационар. Необоснованно, без каких-либо эпидемических показаний в Мурманской и Камчатской областях обследуются моряки и рыбаки, в республике Хакасия и Владимирской области дети при поступлении в дом ребенка, учащиеся ВУЗов и ПТУ, в Амурской области – поступающие в дома престарелых, в республике Тыва – коммерсанты, в Тюменской области – лица, направляющиеся на санаторно-курортное лечение. Все это приводит к неоправданным расходам.»
    Единственный аргумент, способный быть услышанным, – это дополнительные расходы.
   Но, не взирая на расходы, практика, отмеченная Минздравом в 2000 году, продолжается по сей день. «Выявление и охват подлежащих контингентов»5 стало основным принципом профилактики.
   Так, размещенный на официальном сайте Минздрава Свердловской области материал под названием «Система организационных мер по ограничению распространения наркомании и ВИЧ-инфекции среди населения» объявляет основой политики в отношении ВИЧ/СПИДа «максимально полное выявление и учет потребителей наркотиков и носителей ВИЧ-инфекции». В более подробном изложении эта цель раскрывается по следующему сценарию:
        «выявление потребителей наркотических средств и ВИЧ-инфицированных во время прохождения медосмотров в школах, военкоматах, на приемах участковых врачей и узких специалистов в поликлиниках, в стационарах, при получении медицинских справок к водительским правам и т.д.;
        обеспечение 100% обследования на ВИЧ-инфекцию потребителей наркотиков, состоящих на диспансерном учете, больных заболеваниями, передаваемыми половым путем, туберкулезом, доноров, лиц с асоциальным поведением, без определенного места жительства, задержанных в местах употребления наркотиков;
        формирование баз данных на потребителей наркотиков, ВИЧ-инфицированных, контактных лиц.»
    Последнее не допускается Федеральным законом «О персональных данных» (статья 10). (См. раздел «Федеральное законодательство. Текущий контекст»).
    В Постановлении Администрации Алтайского края от 25 сентября 2000 года № 725 «Об утверждении Перечня контингентов, подлежащих обследованию на ВИЧ-инфекцию» (с изменениями от 12 февраля 2003 года) выделены две группы лиц, подлежащих освидетельствованию.
    Первая, в основном, соответствует Перечню, установленному правительственным постановлением от 4 сентября 1995 года6. В Перечень включены виды медицинской деятельности, при допуске к которым поводится обязательное медицинское освидетельствование. В алтайском постановлении к федеральному перечню добавлены только медицинские работники родильных домов (отделений) при поступлении на работу и в дальнейшем два раза в год. Это полбеды.
    По отношению ко второй группе понятие «обязательное освидетельствование» в Постановлении Администрации Алтайского края не используется. Категории, включенные в эту группу, «подлежит медицинскому освидетельствованию для выявления ВИЧ-инфекции». Ясно, что для медицинских работников края термин «подлежат» предполагает такую же обязательность. Ко второй группе отнесены:
        «1. Больные по клиническим показаниям: лихорадящие более 1 месяца; имеющие увеличение лимфоузлов двух и более групп свыше 1 месяца; с диареей, длящейся более 1 месяца; с необъяснимой потерей массы тела на 10 и более процентов; с затяжными и рецидивирующими пневмониями или пневмониями, не поддающимися обычной терапии; с затяжными и рецидивирующими гнойно-бактериальными, паразитарными заболеваниями, сепсисом; с подострым энцефалитом и слабоумием у ранее здоровых лиц; с ворсистой лейкоплакией языка; с рецидивирующей пиодермией; женщины с хроническими воспалительными заболеваниями женской репродуктивной системы неясной этиологии.
        2. Пациенты, обследуемые по лабораторным (по результатам ИФА, иммуноблота) и эпидемическим показаниям.
     3. Больные с подозрением или подтвержденным диагнозом: наркомания (с парентеральным путем введения наркотиков); инфекции, передающиеся половым путем; саркомы Капоши; лимфомы мозга; Т-клеточного лейкоза; легочного и внелегочного туберкулеза; гепатита В, Hbs-антигеноносительства (при постановке диагноза и через 6 месяцев); заболевания, обусловленные цитомегаловирусом; генерализованной или хронической формы инфекции, обусловленной вирусом простого герпеса; рецидивирующего опоясывающего лишая у лиц моложе 60 лет; мононуклеоза (через 3 месяца после начала заболевания); пневмоцистоза (пневмонии); токсоплазмоза (центральной нервной системы); - криптококкоза (внелегочного);
    - криптоспородиоза;
    - изоспороза;
    - гистоплазмоза;
    - стронгилоидоза;
    кандидоза пищевода, бронхов, трахеи или легких; глубоких микозов; атипичных микобактериозов; прогрессирующей многоочаговой лейкоэнцефалопатии; анемии различного генеза (только 1 раз при постановке на диспансерный учет).
        4. Беременные – при постановке на учет и перед родами.»
    Приказом Комитета по здравоохранению Администрации Алтайского края от 23 апреля 2004 года № 138 введена строгая годовая отчетность по «обследованию контингентов, подлежащих обязательному тестированию на ВИЧ», воспроизводящая Постановление Администрации 2000 года уже без стыдливого исключения обязательности.
    Алтайским краевым Центром по профилактике и борьбе со СПИДом и другими инфекционными заболеваниями была проведена проверка лечебно-профилактических учреждений края по выполнению того же постановления краевой администрации на предмет обоснованности обследования на ВИЧ-инфекцию пациентов ЛПУ. По результатам проверки Приказом Комитета по здравоохранению № 390 «О необоснованном увеличении скрининговых исследований на ВИЧ-инфекцию в лечебно-профилактических учреждениях края» было отмечено нарушение Постановления № 725 от 25 сентября 2000 года, т.е. выявлено еще более тотальное нарушение федерального законодательства, чем то предписывалось краевой администрацией.
    Так, в лечебно-профилактических учреждениях г. Барнаула процент охвата скринингом лиц, не подлежащих обследованию на ВИЧ, составлял, по данным Комитета, в городской больнице № 12 – 83,0 %, в городской больнице № 11 – 75,0%, в городской больнице № 1 – 50,0%, в Алтайской краевой клинической больнице – 90,0%.
    Обнаружилось, что в краевом онкологическом центре и кардиодиспансере на ВИЧ обследуются все пациенты, поступающие на оперативное лечение. Перед госпитализацией у пациентов требуют результаты обследования на ВИЧ. В ЦРБ Змеиногорского района удельный вес необоснованных обследований составляет 80,0%». И далее в том же духе. Показательно, что руководство краевого здравоохранения беспокоило не нарушение прав пациента и федерального законодательства, а перерасход средств из федерального и краевого бюджетов (стоимость тест-систем, спирта, ваты, шприцев).
    Совместным приказом Комитета по здравоохранению Алтайского края и Центра и Главного государственного санитарного врача по Алтайскому краю от 20 ноября 2000 года № 328/597 «О порядке передачи информации о выявленных случаях ВИЧ-инфекции и проведении противоэпидемических мероприятий в очагах ВИЧ/СПИДа на территории Алтайского края» введена еще одна категория: лица, имевшие с выявленным ВИЧ-инфицированным «бытовой, половой, наркотический, медицинский контакты». Особенно примечательны «бытовые контакты».
    Аналогичную картину, при некотором местном своеобразии, можно наблюдать и в других регионах.
   Инструкция по порядку предоставления и заполнения формы «Сведения о результатах исследования на ВИЧ, гепатиты В и С, сифилис», утвержденная Приказом Минздрава Свердловской области и Главного государственного санитарного врача по Свердловской области от 6 декабря 2004 года № 844-п/01/1-257, предлагает обобщенный подход к категориям пациентов, подлежащих тестированию: «имеющие определенный социальный и эпидемически значимый статус», т.е. практически кто угодно. Хотя в том же документе приводится развернутый перечень значимых групп, включающий «гомо- и бисексуалистов», иностранных граждан и т.п.
    В Республике Марий Эл действует Постановление Правительства Республики7, которым предусмотрено обязательное обследование на наличие ВИЧ-инфекции:
        «наркоманов и лиц, заподозренных в употреблении наркотических средств, в т.ч. и в подразделениях по профилактике правонарушений среди несовершеннолетних с согласия законных представителей;
        лиц с беспорядочными половыми связями и без определенного места жительства;
        лиц, находящихся в местах лишения свободы, изоляторах временного содержания, подозреваемых и обвиняемых, в специальных приемниках для содержания лиц, арестованных в административном порядке, центре временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей, центре социальной реабилитации;
        лиц, являющихся контактными по отношению к ВИЧ-инфицированным, выявленных при эпидемиологическом расследовании по представлению органов здравоохранения и госсанэпиднадзора;
        лиц, прибывающих на территорию Республики Марий Эл на условиях визового порядка въезда из стран ближнего зарубежья;
        беженцев, мигрантов, переселенцев, прибывающих на территорию Республики Марий Эл из бывших республик СССР, при прохождении обязательного медицинского осмотра».
    При более осторожном подходе, проявленном Минздравом Республики Башкортостан и Центром Госсанэпиднадзора в РБ, в их Приказе от 12 сентября 2003 года № 585Д/190, к столь же обширному перечню подлежащих обследованию на ВИЧ-инфекцию дано примечание, где указывается, что в соответствии с федеральным законом «принудительное обследование на ВИЧ-инфекцию запрещается. Обязательному медицинскому освидетельствованию на выявление ВИЧ подлежат» только доноры крови и определенный медицинский персонал. Но и этот документ светится все той же, слегка завуалированной, принудиловкой. При этом по ряду позиций в нем приведены крайне сомнительные, с правовой точки зрения, нормативные обоснования включения в перечень отдельных групп. Например, аналитические исследования «контактных ВИЧ-инфицированных, выявленные при эпидемиологическом расследовании» (таковыми признаются «гетеросексуальные и гомосексуальные партнеры; партнеры по парентеральному употреблению наркотиков; парентеральные контактные по медицинскому учреждению и др.») должны проводиться, согласно Приказу, на основании Информационного письма Всесоюзного центра по профилактике и борьбе со СПИДом от 14 ноября 1991 года № 6 «Тактика при выявлении лиц с подозрением на ВИЧ-инфекцию». Очевидно, что этот документ не может считаться нормативно-правовым актом, ограничивающим свободы граждан.
    Следом за Приказом от 12 сентября 2003 года Минздрав Республики Башкортостан издал Приказ «О недостатках по организации мероприятий по профилактике и раннему выявлению ВИЧ-инфекции», в котором потребовал от начальников рай- и горздравов, главных врачей ЛПУ «обеспечить полный охват и кратность обследования на ВИЧ-инфекцию лиц из группы риска (больные наркоманией; гомо- и бисексуалисты; больные заболеваниями, передающимися половым путем; лица, находящиеся в местах лишения свободы»8.
    В Кировской области лабораторное обследование на ВИЧ-инфекцию предписано «всем гражданам с 12 до 60 лет, прибывшим на территорию области с Украины на постоянное место жительства при регистрации их в отделах внутренних дел, при попадании в следственные изоляторы, обращении за медицинской помощью в лечебные учреждения, независимо от ведомственной принадлежности»9. В Слободском районе Кировской области к перечисленным добавлены «лица без определенного места жительства, занимающиеся бродяжничеством»10.
    Неуклюжее сочетание «добровольности» с глаголами «подлежат», «направляются» и «обеспечить» является для всех рассмотренных региональных нормативов обычным делом (см., например, Приказ Минздрава Свердловской области и Главного государственного санитарного врача по Свердловской области от 9 июля 2001 года № 306п/ 01/1-150 «О мерах по повышению качества обследований на ВИЧ-инфекцию населения Свердловской области»).
    Охват контингента включает и силовые методы. Постановление Администрации Алтайского края от 6 августа 2001 года № 505 «О неотложных мерах по предупреждению распространения ВИЧ-инфекции в Алтайском крае» предлагает органам внутренних дел «оказывать содействие органам здравоохранения по выявлению и направлению на лабораторное обследование на ВИЧ-инфекцию потребителей наркотических средств, лиц социально-неадаптированных и контактных с ВИЧ-инфицированными, в соответствии с положениями приказа МВД РФ от 20.08.01 г. № 294 "О взаимодействии санэпидслужбы МВД России с Госсанэпидслужбой России"».
    Кстати, обнаружить такой приказ не удалось.
    Утвержденной постановлением администрации г. Стерлитамака (Республика Башкортостан) от 12 марта 2004 года № 496 Целевой программой по предупреждению распространения в г. Стерлитамаке заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции), на 2004 - 2008 гг. «Анти-ВИЧ/СПИД» управлению внутренних дел предписывается «обеспечить выявление ВИЧ-инфекции у лиц без определенного места жительства».
    Еще более откровенен Главный санитарный врач по Брянской области11, предписывающий «Министерству внутренних дел Республики Бурятия (Юдалевич В.М.) регулярно проводить совместные рейды с целью выявления и обследования на ВИЧ-инфекцию лиц из группы риска».
    Приказ Минздрава Республики Башкортостан от 10 июля 1995 года предписывает пожизненное наблюдение за «гомо- и бисексуалистами»12 с обследованием их на ВИЧ не менее одного раза в полгода и при каждом обращении за медицинской помощью.
    В Алтайском крае освидетельствованию (обследованию) на ВИЧ подлежат даже трупы. Приказом Комитета по здравоохранению Администрации Алтайского края от 1 декабря 1999 года № 346/472 утвержден перечень, в соответствии с которым должны быть обследованы трупы целого ряда умерших, в том числе иностранцев, наркоманов, «лиц с признаками гомосексуальных сношений» и «неизвестных граждан, ведущих бродячий образ жизни».
    Одним из свежих примеров незаконного скрининга населения на ВИЧ служит совместный Приказ Минздрава Самарской области и Главного государственного санитарного врача по Самарской области от 27 января 2006 года № 16/9 «Об улучшении работы по выявлению ВИЧ-инфицированных, диспансерному наблюдению, организации лечения больных, профилактики ВИЧ-инфекции в Самарской области».
    Согласно приказу, тестированию подлежат следующие «контингенты», обследование которых на ВИЧ не предусмотрено федеральным законодательством: «наркоманы и потребители психоактивных веществ», «лица с подозрением на наркоманию», «гомо- и бисексуалы», больные заболеваниями, передающимися половым путем, «лица с беспорядочными половыми связями», «лица, находящиеся за рубежом», беременные. Сложно сказать, способны ли медучреждения Самарской области освидетельствовать людей, «находящихся» за пределами РФ. Но еще интереснее, как персонал этих учреждений (как, впрочем, и их коллеги в Башкортостане, Марий Эл и других регионах) определяет бисексуальную ориентацию «контингента» или наличие «беспорядочных половых связей». При этом самарские чиновники от медицины подходят к контингентам дифференцировано: тестирование гомо- и бисексуалов обязательно, а вот обследование «беспорядочных» «не входит в обязательный скрининг на ВИЧ-инфекцию»13.
    Один из немногих примеров противоположного подхода являет Оренбургская область, где Постановлением Главного санитарного врача предписывалось главным государственным санитарным врачам по городам и районам области «запретить проведение обследований, осуществляемых в нарушении действующего законодательства и организационно-распорядительных документов Минздрава России»
14.

стр. 76

обязательность лечения

    Как отмечалось выше, при общем правиле добровольного информированного согласия на медицинское вмешательство, статья 34 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан допускает оказание медицинской помощи (медицинское освидетельствование, госпитализацию, наблюдение и изоляцию) без согласия граждан или их законных представителей в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, каковыми с декабря 2004 года считаются ВИЧ-инфицированные.

    Положение, когда в нормативных актах всех без исключения регионов полностью игнорируется принцип добровольности обращения за медицинской помощью, на сегодняшний день соответствует федеральному законодательству. Повсеместно люди с выявленным положительным статусом «направляются» в инфекционные отделения.

    Так, Стандарты ведения больных на этапах медицинской помощи, разработанные Алтайским краевым центром по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями (2004 год) предлагают врачам в качестве «основной технологии» «доставку пациентов в ЦРБ в сопровождении медицинского работника».

    Приказом Комитета здравоохранения Администрации Алтайского края от 9 ноября 2004 года № 305 установлено отобрание у матерей во время беременности и родов подписок-обязательств о строгом соблюдении врачебных предписаний, вследствие чего медицинское вмешательство становится обязательным. Женщины дают подписку проходить медицинское обследование, принимать назначенные препараты, сообщать лечащему врачу о всех изменениях в состоянии здоровья. Возможность отказа от терапии не предусмотрена.

    Следует также отметить, что предусмотренная законом о ВИЧ обязанность врача провести с обследуемым дотестовое и послетестовое консультирование не порождают обязанности человека проходить сеанс консультации, которая к тому же, в зависимости от компетенции медработника, может привести к большей психической травме.

стр. 84

    ...в Читинской области за все годы регистрации умерло 189 людей с ВИЧ, «из них 152 погибли в результате отравлений (по-видимому, передозировок. – Л.Л.) и самоубийств»15;

    в Саратовской области в 2004 году умерли 119 ВИЧ-инфицированных, 38 из них покончили жизнь самоубийством16;

    в Краснодарском крае частота самоубийств среди людей с ВИЧ в 2003-2004 гг. (303,4 на 100 тыс. населения) «в 10 раз превысила средние значения для Краснодарского края в этот период (33,3). При этом самоубийства занимали второе ранговое место среди причин смерти ВИЧ-инфицированных»17.

стр. 74

Л.Левинсон

1 Правила обязательного медицинского освидетельствования лиц, находящихся в местах лишения свободы, на выявление вируса иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции), утверждены Постановлением Правительства РФ от 28 февраля 1996 года № 221 (в редакции Постановления Правительства РФ от 30 декабря 2005 года № 847).

2 Утверждено Постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2003 года № 123 (в редакции Постановления от 26 января 2007 года № 46).

3 Приказ Министра обороны РФ от 20 августа 2003 года № 200 (в редакции Приказа от 2 августа 2004 года № 241) «О порядке проведения военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах Российской Федерации», пункт 101.

4 Поскольку т.н. «расписанием болезней» ВИЧ-инфицированные не подлежат призыву на военную службу, обязательность освидетельствования на ВИЧ распространяется и на призывников (приложение к Положению о военно-врачебной экспертизе).

5 «ВИЧ-инфекция/СПИД. Стандарты ведения больных на этапах медицинской помощи», разработаны Алтайским краевым центром по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями, 2004 год.

6 Постановление Правительства РФ от 4 сентября 1995 года № 877 «Об утверждении Перечня работников отдельных профессий, производств, предприятий, учреждений и организаций, которые проходят обязательное медицинское освидетельствование для выявления ВИЧ-инфекции при проведении обязательных предварительных при поступлении на работу и периодических медицинских осмотров».

7 Постановление Правительства Республики Марий Эл от 3 декабря 1996 года № 399 «Об усилении мер по предупреждению распространения ВИЧ-инфекции (СПИДа) на территории Республики Марий Эл».

8 Приказ Министерства здравоохранения Республики Башкортостан от 22 декабря 2003 года № 869-Д.

9 Распоряжение Губернатора Кировской области от 19 июня 1997 года № 788 «Об усилении мероприятий по профилактике ВИЧ-инфекции на территории области»

10 Распоряжение Администрации Слободского района и Администрации г. Слободского Кировской области от 21 марта 2001 года № 316/383 «Об утверждении комплексного плана мероприятий по профилактике ВИЧ-инфекции в г. Слободском и Слободском районе на 2001 - 2005 годы».

11 Постановление Главного государственного санитарного врача по Брянской области от 27 февраля 2006 года № 1.

12 Приказ Министерства здравоохранения Республики Башкортостан от 10 июля 1995 года № 349-Д «О мерах по совершенствованию профилактики СПИД и инфекционных заболеваний».

13 Примечание 1 к Приказу от 27 января 2006 года № 16/9.

14 Постановление Главного государственного санитарного врача по Оренбургской области от 5 мая 2004 года № 4 «Об активизации мероприятий, направленных на противодействие распространению ВИЧ-Инфекции в Оренбургской области».

15 http://www.regions.ru/news/2011789/

16 http://saratov.rfn.ru/region/rnews.html?id=29789&rid=166

17 Редько А.Н. Социально опасная патология как проблема общественного здоровья и здравоохранения. Размещено на официальном сайте ФГУ «ЦНИИОИЗ Росздрава». www.mednet.ru

к оглавлению

следующая статья
P.s.  Л. Левинсон
(по ошибке верстальщика эта статья не вошла в печатный вариант)