Женя Окунь

Книги – окна

 

“Литература дает  глаза, чтобы  видеть.” А. Глюксман

Какие книги в Библиотеке ПравЛит? Это   покажет  каталог.  Он разбит  по  темам, или,  скорее,  ключевым  словам. Здесь, в Вестнике,  каталог  представлен  только  изданиями последних трех  лет. Полностью (на  сегодняшний день около тысячи  изданий и   эта  цифра  растет с каждым  днем) каталог есть  на  сайте  Библиотеки ПравЛит www.biblioteka.freepress.ru  и  в  самой  библиотеке,  по  адресу Москва,  Зубовский б-р, 4,  комн. 325.  Тел. 105 - 11 - 67, доб.118.

Книги, лучше которых нет.

Книги,  лучше бы которых не  было.

После   которых невозможно  жить по-прежнему.

Книги,  которые  нужно  читать,  даже  если нет  времени или   кажется,  что  не интересно. Книги,  которые  можно  и не хотеть   читать, достаточно взять  их в  руки и  они сами  залезают  в  тебя, как  учебники из-под  подушки  в  ночь перед  экзаменом. Книги,  которые можно не  читать   совсем,  достаточно  знать,  что  они  есть. 

Книги  цветы. Книги  камни. Книги  “Книги” и   книги “почти” и “как -будто”. 

Есть  такие,  которые состоят из  сказок,  но читаешь их как Евангелие - и  плачешь. А  есть  смешные как та,  которая   сама себя  зовет  библией, правда,  всего  лишь оранжевой  революции. Есть  книги  о книгах  - о  Флобере, Софокле,  Эсхиле и Расине -  и   Путине одновременно, это как  раз   Андре Глюксман, который  говорит, что литература дает глаза, чтобы видеть, а   люди  просто  не  умеют читать. Мой   12-летний  Андрей, кстати, в  том  же  направлении  мыслит,  он  говорит, что  Гитлер  скорей  всего  просто  не  читал «Войну и  мир»...

Есть такие книги, которые    написаны,  но  не  изданы,  то  есть  им  только кажется, что  они  живы,  как  Тузенбаху у Чехова,  потому  что  200,  300 или  500 экз. для  книги -  это  существование  за  гранью плоти,    книги  призраки. А самые  распространенные тиражи  не далеко перескочили эту призрачную черту  - 1000, 2000. реже 3000 экз...

Великая печаль  есть в  том,  что  все,  все,  все    они,  за  исключением  нескольких,  все  равно  только  притворяются  книгами,  потому  что    тираж  их  примерно такой  же,  как их   самих в  библиотеке, и   число  их  читателей,  в конечном  счете,  равно числу самих авторов...

Сначала мне  представлялось все достаточно простым -  собрать,  записать, внести в каталог, рекомендовать,  выдать,  поменять…   Сейчас   мне  видится иначе.  Собрать, сохранить,   умножить,  клонировать, научить  читать  - как   дать  живой  воды  умирающему.

Книги, которые написаны детьми. Анна  Франк.

Книги,  написанные  святыми, как Леон  Блуа, и богами,  как Лев  Толстой.  Который  и  правда  значится  богом в одной китайской религии.

Книги венки и живые Книги,  которые  написаны перед  смертью.  Слово обменянное на жизнь.

Но  большинство  - и  это   чудесное  отличие    Библиотеки Правлит -  книги  живых  авторов. Есть такие,  чьи  авторы    будут  жить  ещё  долго и напишут  ещё   лучшие  книги.   Или такие,  чьи авторы даже   не знали,  что   сказанное на  конференции станет  книгой.

Есть  такие,  что написаны  с  любовью,  а  изданы  без.  Авторы их -  как легкомысленные  отцы,  которые  зачинают - а  дальше  им  все  равно…

Книги-материалы  для  будущих  книг и   работ.

Книги,  от  которых  заражаешься  счастьем,  что   есть  единомышленники.

Есть  книги, в  которых  написано  про   тебя или  про  меня. Тут  мне  хочется  рассказать небольшую историйку, как родился  Борька.

14 сентября 1989 года, уложив детей спать, я  уселась  на  кухне  ради   маленького  отдыха  перед  сном, открыла на   первой  попавшейся  странице журнал “Вопросы  философии”,  где  публиковались  лагерные письма  Алексея Лосева  к жене,  и  прочитала  буквально следующее:  “<…>Так не все ли равно, в конце концов, для философа, когда умирать и не те же ли вопросы приходится решать о смерти через 20 или 30 лет, что и сейчас, вот, примерно 14 сентября 1933 года? Почему хочется и мыслить, и писать, и говорить другим, общаться? Потому что я чувствую себя на манер беременной женщины, которой остается до родов несколько часов. Меня схватывают спазмы мыслей и чувств, целой тучи мыслей и чувств, бурлящих и кипящих в душе и ищущих себе выхода вовне, жаждущих родиться и стать живыми организмами <…>”  Прочитав  ещё  немного, я  стала  дремать,  потому  что  хоть и чувствовала  себя  вполне  прилично,  но  была все-таки  уже  сильно на  сносях. Конец этого маленького  сюжета такой:  выспаться  мне в  ту  ночь не  удалось, среди  ночи разбудили  схватки и  к утру  родился  Борис.

Но я  отвлеклась  от  библиотеки правозащитной  литературы.  Хотя  нет, почему  же,  вот возьму и  подарю  эту  книгу  библиотеке  ПравЛит, прямо  сейчас и  внесу в каталог. Лосев А. Ф., Лосева В. М. Радость  навеки: переписка лагерных времен / Алексей Лосев,   Валентина  Лосева; сост.,  подг.  текста и  комм.  А. А. Тахо-Годи и    В.П. Троицкого,  предисл. и  посл.   А. А.  Тахо-Годи. - М. : Русский путь,  2005. - 264 с. -  2000 экз.

Журнал тот потерялся. Но  не  по  памяти  же  я цитирую… Я купила ее недавно  в  ларьке Экспресс-хроники на  Пушкинской.

Библиотека!    20  лет  я  не  работала . Полгода  назад поняла,  что  дети  выросли, и взмолилась  - “Где  моя  работа, Господи?” И вот я - библиотекарь.   Спасибо,  библиотека - это хорошо.  Но  почему  не поэзии,   не  живописи, не  современного  искусства,  наконец. Правозащитная  литература… Господи,  какая  скука,  какое  несчастье...  Теперь же,  после  4-х  месяцев  работы,  я  становлюсь  несчастной  ежедневно в 22.50,  когда  охранник стучится в  дверь  библиотеки  и   вежливо  спрашивает: «Вы  не  забыли, где живете?»  Не  забыла,  думаю я,  а живу  в  библиотеке,  даже  когда  ухожу  из  нее по  ночам или как  сегодня, сижу  дома и  делаю  вид,  что   со  страшной  силой  отдыхаю.  Живу  тут,  среди  буковок,  за  которыми  не  спрячешься,  как  говорил  Синявский. Живу тут, в  комнате 3х3,  где вместо окна на Садовое кольцо - тысяча окон-книг в мир. Книги, как  в романе Канетти «Ослепление»,   говорят со мной, а я с ними.  Они  говорят   -  оглядись вокруг, перестань  глядеть  на  страницы.

Оглядываюсь и сталкиваюсь взглядом с  человеком.

Диалог   “14 апреля 2007. Вы никогда не видели человека с остановившимся взглядом, который на ватных ногах подходит к человеку в сером костюме с дубинкой на боку или автоматом наперевес?

Если не видели - поздравляю, возможно, вы живёте в свободной стране. А со мной произошла ужасная вещь – с тех пор, как три месяца назад я стала регулярно, каждый день ходить на работу, до этого выбираясь в город чуть ли не раз в год в кино и два на оперу, я обнаружила себя в жутком мире, где описанная картина происходит буквально ежеминутно. В метро стало, как в джунглях. Сколько раз ловила этот кивок толстой, шеястой морды с автоматом, и хотя  точно знаю, что не мне этот кивок адресован, все равно останавливаюсь, надеясь увидеть, как тот, кому он предназначен, достанет со спокойным видом документ и будет помилован… Сколько раз перехватывало дыханье - каким-то чутьем сразу могу угадать: вот этому доставать нечего… Сколько раз я уже получала шипенье в свой адрес - эй, тетка, что встала, пошла давай…

Как прекрасно я жила! Жила себе за городом, рожала детей, писала картины, слагала стихи, сажала цветы и делала кукол! В чем я провинилась, Господи, что ты послал меня в город-ад, где я каждый день вижу глаза этих людей, в которых отчетливо читается одна только мысль - ну все, пропал…. Я вспоминаю свою бабушку: когда ей было 90 лет, она вдруг заболела. Только через несколько дней я узнала, что она в больнице. Она удивилась, что я смогла к ней пройти, потому что считала, что её выкрали из дома фашисты-террористы, притворяющиеся врачами; она  боялась, что её сыновьям тоже грозит опасность, и их выкрадут, так же как выкрали зачем-то ее. Она просила  и меня быть осторожной… Бабушка последние 30 лет (после того как отработала всю жизнь в Ленинке библиографом в детском отделе) сидела себе в своей коммуналке с окнами в Нескушный, слушала радио Орфей, читала Пушкина и  думала, что живет в справедливейшем из миров, а её сыновья – самые прекрасные на свете…Я тоже сидела дома, стараясь не замечать, а просто придумывать мир, в котором жить моим детям…Но вот они уже идут на черепашек нинзя, прихватив с собой табличку «красные в городе» - и попадают, вместо мультиков, в автобус, куда их силой затаскивает группа омоновцев, и сидят там ровно три часа, изнывая от скуки и жажды, пока к ним в автобус не входит какой-то чин с видеокамерой, которому охранявшие их омоновцы отдают честь, и  снимает их в профиль и фас, заставляя держать табличку на уровне груди и отчетливо произносить в камеру свои имена, фамилию и место  жительства… Было это, кстати, у Пушкина. Люди валят из кинотеатра, а вокруг стоят менты и омоновцы, и 10 автобусов по периметру площади. Никакой демонстрации, никакого митинга, - но полная боеготовность хватать дураков. Ведь 1 апреля и был, видимо, намечен парад дураков, но таковых, кроме черепашко-манов и охраняющих их стражей там на площади уже не было, когда я приехала вызволять детей из автобуса; отвезли уже всех в отделение. Где, кстати, несмотря на свое несовершеннолетие и несовершение никаких неблагонамеренных поступков, мои дети давали (и подписывали «со слов записано верно», вот же и правда дураки) ответы на вопросы - где  учатся,  в каких организациях  или группировках состоят, кто им больше нравится – Путин или Лимонов, где они взяли табличку «Красные в городе» …. Когда я их в этом Тверском отделении обнаружила, они подарили мне вербочки, вербное же воскресенье было, и сказали сначала « мама, ты бутерброды и попить принесла?» , и потом “щас нас отпустят, только вот протоколы вытребуем себе на память”(умники наивные!)…

Господи, что это за бред!? Что происходит? Я стояла у этого памятника и вспоминала, как эти самые мальчики, которых тягают сейчас ни за что в ментовку, стояли здесь лет 10 назад маленькими дошколятами, обмотанные тряпкой с надписью «братья! не стреляйте друг в друга». Простояли ровно пять минут - пришла милиция, спросила, сколько нам заплатили чеченцы и прогнала  в шеи – женщину с  пятью детьми выдворить с площади дело не хитрое. Но хоть в милицию не потащили.

А история этого старинного пикета была такая - папа купил мне телевизор и все мои ангелоподобные ребятишки вдруг увидели разрушенный город и спросили - мама, а где находится этот город, кто и за что его разрушил? Ну что я могла сказать детям? Они верили в Бога и думали, что он устроил справедливейший мир. Мне было стыдно, что я родила их в другой. Тогда я взяла черную тряпку, белую краску и написала то, что думала:

«Когда власти перестанут притворяться демократами, мы пожалеем о том, что молчали сейчас, когда идёт чудовищная война в Чечне».

Вот, кажется, это и случилось. Вот почему  они  все всегда притворяются?Те, прежние, хоть  богопомазанными,  коммунистами, демократами; у нынешних воображение иссякло, просто притворяются ВЛАСТЬЮ…”

Это кусочек из  моего  дневника в  Живом  журнале.  На  следующий  день пришел очередной  заказ, в котором, среди прочих,  была книга Киви Бёрда «Гигабайты власти». Прочитав нижеприведенный текст, я очень пожалела,  что  послушалась  тогда  милицейского дядю - поддалась на его уговоры увести скорей ребят, которые  не  хотели уходить без протоколов задержания....

“В апреле 2003 года стали известны некоторые подробности о том, как происходит наполнение централизованной базы данных файлами со списками потенциально «неблагонадежных» граждан. В Нью-Йорке забили тревогу правозащитники, установившие, что полиция, в массовых количествах арестовывавшая участников демонстраций против войны в Ираке, задерживала людей в участке, если те отказывались помимо обычных имени и адреса,  сообщать о себе массу дополнительных сведений: где они учились, членами каких организаций состоят, участвовали в акциях протеста прежде и так далее. Здесь уместно вспомнить, что согласно официальным статистическим даннымв 2002 году в тюрьмах США содержалось свыше 2 миллионов граждан страны, что при населении 286 миллионов составляет около 0,7% от общего числа. Для сравнения в Китае, который многими расценивается как авторитарное полицейское государство, насчитывается 1,4 миллиона заключенных при населении 1,3 миллиарда, т.е. около 0, 1 %.

Для повышения эффективности «поиска врагов» в марте 2003 г. Министерство юстиции США существенно понизило планку достоверности информации, вносимой в национальную базу данных о преступности NCIC (National Crime Information Center). До введения новых правил там содержалось 39 миллионов записей о зарегистрированных преступлениях и преступниках, теперь же туда вносится не только абсолютно достоверная информация, но и  непроверенные сигналы, расценивающиеся как серьезные. Помимо этого, в ФБР составлен совершенно необозримый список «подозреваемых в терроризме», состоящий из 13 миллионов человек, т.е. почти 5% от всего населения США. Сведущие люди, умеющие считать, тут же несложными арифметическими калькуляциями наглядно продемонстрировали, сколь нелепы попытки пристально следить за 1/20 долей страны и к сколь чудовищным ошибкам это будет постоянно приводить.”[1]

Откуда?   Книги,  журналы и  газеты вливаются в библиотеку,  как  обычно,  с разных сторон, ручейками,  но  основных,  главных  притока  два.  Первый -  это правозащитные и  другие  общественные  организации, с которыми   мы  уже  успели   завести  сотрудничество. Они передают  нам по  паре экземпляров  всех своих  изданий и часто  присовокупляют к этому то,  что  у них есть из дружественных  организаций.  Второй же  основной  приток правозащитной  литературы в библиотеку  организован  так: заведующий  Л.  Л.  выбирает и  покупает  книги  на деньги  спонсора -  Фонда Макартуров. Мест,  где можно  это  сделать,  не  много:   несколько Интернет- магазинов и несколько прекрасных   книжных  лавок,  таких как  Гилея,  Фаланстер, Ад Маргинем…

Каюсь - когда только  начинала   работать, я  на  голубом  глазу так и стала  их  ставить  на  полки  - на  два  стеллажа. Справа  - книжки   из  организаций,  слева -  книги  из  магазинов. Но   через две  недели  переставила,  потому  что   при  всей внешней (если  можно  так  сказать  про  книжку,  имея  ввиду  не  только  переплет) непохожести -  это  одна  литература,  и  вся  она  -  правозащитная.

Конечно,  все книги, которые издают правозащитные   организации, нельзя  сравнивать,  например, с  тем  же  поэтом и философом  Супом,  как  попросту  зовут сапатисты субкоманданте Маркоса,  которого каждая   его строчка уличает в  любви ко  всему  человечеству (хотя  во  всей  книге  нет,  наверное, ни  одного  слова “любовь”)  и к  ближним  своим,  индейским  народам, основные   из  которых  -   цельтали, цоцили, тохолабали,  соке и мамы…    Но вот,  например,   книгу  Николая  Щура “Не  зарекайся” очень  даже можно  сравнить, со  скидкой на российскую ситуацию.  Сенька,  почитав по  долгу службы (он  в Библиотеке  комплектатор и библиограф),    сначала  не понял, сказал:  “И чего  тебе  понравилось?   Детский  сад  какой-то”.

Да,  да,  Сенька,  правильно  говоришь,  это  книжка написана не  для высоколобых  столичных  книгочеев  вроде  тебя, а  для тех,  кому она  очень  нужна, нужна  даже  больше,  чем  Толстой,   Ганди  и  Торо вместе  взятые,  которых   ты  читал в 12 лет. Щур проводит  правовой  ликбез,  а  заодно и  учит достоинству бритых,   битых,  пьяных -   весь этот огромный неграмотный  детский  сад,  который и  есть самая пожива для  милицейского и  государственного  произвола. Сам   Щур,  когда  попадает в  тюрьму и  впервые   встречается   с  обитателями  камеры,   сразу трогательно распознает в  этих  бритых и  недобрых  -  детей в  наколках,  для которых он и  пишет  эту  книгу,  как   Суп для  индейцев. И   как  и  он - сказки  своей дочке.

Ещё один  пример,  который  можно  назвать “Четыре ступени  просветления,  предшествовавшего  объединению двух потоков”

Ступень 1-ая -  Кевин Бейлз. Одноразовые люди[2].  Потрясающая  книга,  потрясающий  человек.  Он  не  причисляет  себя к  правозащитникам. Правозащитники  накручивают,  насчитывают  200  миллионов ,  он  же - только  27  миллионов рабов в мире.

Он  считает  не  по  книжкам,  выбирает  страны, едет туда (только “Бирма недоступна” пишет  он; думаю - захоти он   поехать в  России  посчитать рабов -  не пустили бы,  как  давно  не  пускают  к  нам того же  Глюксмана, лазившего под  колючую  проволоку  в  Чечню…). Использует  метод  кейс-стади. Подробно описывает собственные исследования  -   кто  и  где попадает в  рабство,  все  механизмы  закабаления  и  способы  сокрытия преступления, к  которым прибегают рабовладельцы.

Именно  после  этой книги  становится   ясно,  что расизм - это  новая  идеология  новых рабовладельцев,  и  любые расистские   истерики -  не стихийные выступления   от темноты и  бескультурья, а  тщательно   выращенная  питательная  среда  для  разведения  рабов.   Но  у  Бейлза -  ни  слова о России.

Далее -  три  цитаты  из следующих трех книг-ступеней.

“Глобализация и девиантность” под редакцией Якова Гилинского.

<...> по ряду показателей Россия наряду с Украиной и Нигерией входят в тройку стран максимального риска порабощения.

Изложенная ситуация неудивительна,  поскольку основной объект торговцев людьми – «исключенные»,  лица, лишенные достатка,  безработные,  бездомные,  сироты,  малообеспеченные и  наименее защищенные слои населения. Между  тем в России по официальным данным около трети населения находятся за чертой бедности. По данным Доклада о мировом развитии 2005 г. Всемирного банка, 39,1%  населения в России находятся за международной чертой бедности.[3]

Журавлев С. Ю.,  Пигаев А. М. “Торговля людьми: механизм преступной деятельности, методика расследования”.

Например, в 23 % случаев в Москве и Ставрополье, а  также 17 % в Омске паспорт мигранта хранится у работодателя[4]

И, наконец, ступень-книга 4-ая , после которой   книги  правозащитных организаций  торжественно  были  объединены  со  всеми остальными: одна из многих книг,  изданных   Центром  содействия  реформе  уголовного  правосудия -  “Первые шаги на свободе: практическое пособие для подростков, освобождающихся из воспитательных колоний”.

Если, оформляясь на работу, работодатель просит тебя оставить ему какой-либо документ (чаще всего паспорт) для проверки или под любым другим предлогом, твердо скажи, что Трудовой кодекс этого не предусматривает, и документ не оставляй.

И лучше не устраивайся к такому работодателю, так как, скорее всего, в дальнейшем твой работодатель откажется вернуть тебе паспорт и будет требовать, чтобы ты работал на совершенно других условиях, чем были оговорены вами первоначально.[5]

 

Из числа российских некоммерческих неправительственых  организаций нашими товарищами уже стали:

• Союз журналистов России

• Всероссийская коалиция “За демократическую альтернативную гражданскую службу”

• Центр развития демократии и прав человека

• Общероссийское движение «За права человека»

• “Юристы за конституционные права и свободы” (ЮРИКС)

• Левада-Центр 

• Всероссийская коалиция “За демократическую альтернативную гражданскую службу”

• Информационно-аналитический центр “Сова”

• Российский благотворительный фонд “Нет алкоголизму и наркомании” (НАН)

• РОО “Право ребенка”

• Солдатские матери Санкт-Петербурга

• Независимая психиатрическая ассоциация России (НПА)

• Информационно-аналитический центр “Сова” 

• Общественная благотворительная организация помощи вынужденным мигрантам “Гражданское содействие»

• Фонд защиты детей от жестокого обращения.

• Центр содействия реформе уголовного правосудия

• Центр содействия проведению исследований проблем гражданского общества “Демос”

• Фонд “За гражданское общество”

• “Юристы за конституционные права и свободы” (ЮРИКС)

• Центр развития демократии и прав человека

• Общероссийское движение «За права человека»

• Брянская областная благотворительная организация “Правозащитная ассоциация”

• Волгоградская областная организация родителей военнослужащих “Материнское право”

• Межрегиональная Правозащитная Группа (МПГ) и Молодежное Правозащитное Движение (МПД)

• Карельское региональное отделение МПГ

• Центр защиты прав СМИ, Воронеж

• Центр развития гражданских инициатив, Воронеж

• Команда правовой безопасности активистов “Lega Team”

• Общественное объединение “Сутяжник”, Екатеринбург

• Пермский региональный правозащитный центр Пермское областное отделение международного общество “Мемориал”

• Центр гражданского образования и прав человека, Пермь

• Центр поддержки демократических молодежных инициатив, Пермь

• Фонд “Общественный вердикт”

• Институт гражданского анализа

• Московская Хельсинкская Группа

• Тамбовский областной правозащитный центр

• Центр политических и социологических исследований Республики Карелия

• Вятская областная детская общественная организация “Вече”

• Центр миротворческих и правозащитных действий, Казань 

• “Южно-Сибирский правозащитный центр”

• Ульяновская молодежная общественная организация “Гарантия”

• Российское общественное объединение “Голос”

• Институт права и публичной политики

• Международное историко-просветительское и благотворительное общество “Мемориал” и Правозащитный центр “Мемориал”

• Институт прав человека

  Это открытый список.

Благодарим руководителей и сотрудников этих организаций, а также всех, кто принимает участие в издании правозащитной литературы и создании Библиотеки ПравЛит.

За помощь по формированию библиотечных фондов особая благодарность

Игорю Яковенко

Алле Подрабинек 

Александру Подрабинеку

Науму Ниму

Юрию Савенко

Алексею  Симонову

Валентину Гефтеру

Вере  Мишиной

Аните Соболевой

Сергею Макарову

Александру Осипову

Борису Беленкину

Михаилу Фадееву

Николаю Щуру

Татьяне Щур

Павлу  Чикову

Валерию Никольскому

Галине Саловой

Спасибо Михаилу Богомолову за ценные дружеские советы.

Будем признательны всем, у кого есть возможность передать Библиотеке книги и другие материалы правозащитной направленности.

Дарители Библиотеки – ее Почетные Читатели.

    Читатели Библиотеки – ее Друзья.

 

 

 



[1] Киви Б. Гигабайты власти: информационные технологии между свободой и тоталитаризмом. / Бёрд Киви – М.: Бестселлер, 2004. – 352 с.  ISBN 5-98158-006-2. С. 22.

 

[2] Бейлз К. Одноразовые люди = Disposable people: новое рабство в глобальной экономике / Кевин Бейлз;пер. с англ. Л. Косовой. – М.: Новый хронограф, 2006. – 304 с. – 3000 экз. – ISBN 5-87550-177-4.

[3] Глобализация и девиантность: научно-практическое издание/ научн. ред. Я. Гилинский. – СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2006. – 393 с. – (Теория и практика уголовного права и уголовного процесса: осн. в1999 г. / отв. ред.: А. И. Бойцов и Н. И. Манцев). – 1000 экз. – ISBN  5-94201-507-4. 3. С. 107.

[4] Журавлев С. Ю.,  Пигаев А. М. Торговля людьми: механизм преступной деятельности, методика расследования: научно-практическое пособие. – М.: Юрлитинформ, 2006. – 216 с. – (Библиотека криминалиста). -  2000 экз. – ISBN 5-93295-240-7. С.183.

[5] Первые шаги на свободе: практическое пособие для подростков, освобождающихся из воспитательных колоний / сост. Фридман В. М.;илл. Квитко Анны; Иркутский Молодежный Фонд правозащитников «ЮВЕНТА»; Католическая благотворительная организация «Каритас Франции»; Католический благотворительный центр «Каритас Санкт-Петербург». – М.: РОО «Центр содействия реформе уголовного правосудия», 2006. – 60 с. С. 55.

к оглавлению

следующая статья