Библиотека правозащитной литературы

Лев Левинсон


«СЛУЧАЙНАЯ ВЫБОРКА»

Составление списков присяжных: нормы и практика


I


Пока идея возрождения в России суда присяжных оставалась частью Концепции судебной реформы, пока, преодолевая сопротивление, этот суд обеспечивался процессуальными правилами, и даже в то время, когда присяжные заняли скамьи в 9-ти первоначальных российских регионах, эта форма судопроизводства воспринималась общественным сознанием как гарантия справедливого, состязательного суда - наилучшего из возможных.

С 1 января 2003 года суд присяжных, хотя и обладающий крайне ограниченной подсудностью по категориям дел, заработал на большей части территории РФ, а с 1 января 2004 года - во всей России, кроме Чеченской Республики. Громкие, волнующие многих уголовные дела стали рассматриваться коллегиями из судьи и двенадцати представителей народа. Были провозглашены некоторые вердикты. И вдруг стало заметно, что присяжные зачастую ведут себя как-то по-прокурорски.

Вопрос, которым нельзя было в этой ситуации не задаться, оказался вполне традиционным: «а судьи кто»? Действительно ли это случайно отобранные люди, чуждые круговой поруке профессионалов? Гарантирует ли закон незаинтересованное, честное составление списков «путем случайной выборки»?

Конечно, нет оснований считать, что все коллегии присяжных заполнены теперь специально подобранными кадрами. Но нельзя не признать и то, что списки присяжных (составляемые как для суда в целом, так и для рассмотрения конкретных дел) формируются сегодня в абсолютно непрозрачных условиях, в отсутствие строго определенной процедуры и какого-либо независимого контроля. Можно убедительно отстаивать идею суда присяжных и его преимущество, однако при этом все-таки предполагается, что в коллегии будут заседать те, кого таковыми называют Конституция и закон, - присяжные, а не кто-то иной.

Суд присяжных легко скомпрометировать. И, возможно, те, кто допускает сегодня злоупотребления со списками и с подбором присяжных преследуют не только цель добиться нужного вердикта по определенному делу, но и цель более общую - дискредитацию такого суда как в представлении большинства граждан, так и в глазах тех из них, кто вынужден решать для себя вопрос о рассмотрении своего дела тем или иным составом суда.

Существует опасность повторения с присяжными плачевного опыта народных заседателей. Изначально, по советской традиции, народные заседатели избирались «на собраниях граждан по месту их работы или жительства, военнослужащие - по воинским частям открытым голосованием» (статья 22 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР»). По сути, это были назначаемые, соответствующие определенным требованиям общественники, зарекомендовавшие себя как благонадежные. В ходе судебной реформы было решено реформировать этот устаревший институт, что было тем более необходимо ввиду нежелания и невозможности распространить в обозримом будущем суд присяжных на суды первого звена. Был принят Федеральный закон от 2 января 2000 года № 37-ФЗ «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации», предусматривавший вместо назначения народных заседателей трудовыми коллективами формирование их списков органами местного самоуправления «на основе списка избирателей района» (статья 2). Но поскольку принципы включения избирателей в списки народных заседателей не были определены, в них попадали лишь граждане, согласованные с органами внутренних дел и прокуратуры. В якобы обновленный состав народных заседателей были включены «проверенные» заседатели из утверждавшихся ранее, еще при советской власти, списков. В силу нечеткости норм, устанавливающих требования к составлению списков, абсолютной непрозрачности привлечения народных заседателей к участию в конкретных делах, на практике повсеместно наблюдались многочисленные злоупотребления: одни и те же заседатели в нарушение закона рассматривали по несколько уголовных и гражданских дел ежегодно, в состав суда включались посторонние граждане, которые не значились ни в каких списках, вплоть до технического персонала судов. В результате вместо обновления института народных заседателей имела место профанация участия граждан в отправлении правосудия.

В отличие от упомянутого закона о народных заседателях, законодательство о присяжных изначально включало в себя общее правило составления списков «путем случайной выборки установленного числа граждан» (статья 82 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР»). Однако на уровне федерального регулирования так нигде и никогда не было раскрыто, что такое случайная выборка, каков ее порядок, кем, где и при каких условиях, под чьим контролем она производится.

В результате оказались неурегулированными решающие стадии судопроизводства с участием присяжных - допроцессуальная (составление общих и запасных списков) и процессуальная (составление предварительного списка присяжных заседателей для рассмотрения конкретного уголовного дела в порядке статьи 326 УПК РФ1). Не было определено и никаких мер ответственности за нарушение порядка составления списков.

20 августа 2004 года принят Федеральный закон № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации». Заменяя раздел V Закона РСФСР от 8 июля 1981 года «О судоустройстве РСФСР» (в редакции Закона РФ от 16 июля 1993 года), новый закон определил требования, предъявляемые к присяжным заседателям, порядок формирования их списков, а также материальное обеспечение и гарантии деятельности присяжных.

Действительно, с учетом более чем 10-летней практики, положения Закона 1981 года нуждались в конкретизации. Однако специальный закон, в котором, казалось бы, должны были быть детализированы все процедурные вопросы, касающиеся института присяжных заседателей, не разрешил почти ни одной из существенных проблем. Более того, сравнение прежних положений с новыми нормами свидетельствует о заметном ухудшении регулирования в этой области.

Как уже отмечалось, самыми больными точками в законодательстве о присяжных были при ранее действовавшем законе процедуры составления списков. Несмотря на принятие нового закона, эта принципиально важная правовая ситуация продолжают оставаться неурегулированной. Закрытость этих действий от общественности (в случае составления общих и запасных списков) и от сторон уголовного процесса (при предварительном отборе присяжных, вызываемых для участия в процессе секретарем судебного заседания или помощником судьи), отсутствие общественного контроля позволяют признать пресловутый «путь случайной выборки» ничем не обеспеченной условностью, фикцией. Кроме ритуального упоминания этой формулы, о порядке составления списков в новом законе, как и в действовавшем ранее, ничего не говорится. Какие должностные лица в муниципальном образовании, комиссионно или единолично, под чьим руководством и контролем совершают «случайную выборку», так и остается неизвестным. Ничего не говорится об информировании граждан о дате проведения выборки, открытом характере мероприятия, праве присутствия представителей общественности и СМИ, адвокатуры и прокуратуры при составлении списков. Между тем именно на этом этапе возможно попадание в списки подконтрольных (как правило, стороне обвинения) субъектов, исключение заведомо независимых, неудобных личностей.

При этом в Федеральном законе (в отличие от закона РСФСР) не воспроизведен запрет каких-либо ограничений на включение граждан в списки присяжных заседателей в зависимости от социального происхождения, расы и национальности, имущественного положения, принадлежности к общественным объединениям и движениям, пола и вероисповедания. Конечно, само по себе отсутствие такого указания в тексте закона не означает априори допущения дискриминации по названным признакам. Однако наличие этой записи в прежнем законе не было избыточным: оно имело предупредительное значение, сдерживало и объявляло противозаконными любые попытки при «случайной выборке» повлиять на качественный состав присяжных (из чего не следует, конечно, что на практике такого не происходило). Хотя - наличествует или нет такая запись - недопущение каких-либо манипуляций при составлении списков (в том числе индивидуального отбора) возможно лишь при регламентированном общественном контроле за этим процессом. В противном случае ни конституционная гарантия недискриминации, ни требование «случайной выборки» не будут работать.

Показательно и то, что новые правила, в отличие от закона РСФСР, не содержат ограничений для привлечения в качестве присяжных сотрудников органов государственной безопасности. В статье 7 Федерального закона указано, что из списков заседателей исключаются (по письменному заявлению о наличии обстоятельств, препятствующих исполнению обязанностей присяжного заседателя) судьи, прокуроры, следователи, дознаватели, адвокаты, нотариусы, имеющие специальное звание сотрудники органов внутренних дел, органов по контролю за оборотом наркотиков, службы судебных приставов, таможенных органов, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, а также лица, осуществляющие частную детективную деятельность. Таможенники, судебные приставы, сотрудники пенитенциарной системы, детективы добавлены в этот перечень вполне обоснованно. Странным образом «потерялись» лишь сотрудники ФСБ. Такая забывчивость лишь подтверждает подозрения о вмешательстве спецслужб в подбор присяжных, а также возможной инфильтрации списков сотрудниками и агентами госбезопасности.

Весьма туманным представляется предусмотренное законом составление списков по муниципальному принципу. Сам по себе этот подход, применявшийся и ранее, вполне конституционен. Предполагается, что в отправлении правосудия должно быть обеспечено равное, независимо от места жительства, участие всех граждан РФ (даже при весьма ограниченной подсудности суда присяжных). Прежний закон содержал лишь общее положение о примерной пропорциональности состава списка: «Число включаемых в общие списки присяжных заседателей края, области граждан, постоянно проживающих в районах и городах края, области, должно примерно соответствовать в существующей пропорции числу жителей каждого района и города края, области» (статья 81). В новом законе появилась императивная норма о составлении списков для каждого регионального суда «отдельно по каждому муниципальному образованию субъекта Российской Федерации» (статья 5). Следовательно, списки должны теперь распределяться не по районам и городам, а по каждому из муниципальных образований (в том числе по каждому сельскому поселению). В связи с этим численный состав муниципальных частей списка становится весьма небольшим, включающим в некоторых случаях по несколько человек и даже по одному человеку. Это, весьма вероятно, будет провоцировать качественный подход при составлении списков, тем более при негласной установке на включение в них «достойных» людей.

Прежний закон устанавливал обязанность муниципальной администрации до окончательного утверждения списков обеспечить в течение двух недель ознакомление с ними всех желающих (статья 82). Тем самым на местном уровне хотя бы теоретически не исключалась возможность проверки добросовестности отбора кандидатов. В новом законе ознакомление со списками предусмотрено только для включенных в них граждан. Прочие жители территорий лишь «извещаются» муниципалитетом о проделанной работе (статья 5). Цель такого оповещения в отсутствие права содержательного ознакомления с результатами этой работы, не совсем понятна.

Не снимается вопрос и с публикацией общего и запасного списков. В какой «местной печати» должны они обнародоваться, не было ясно и из закона РСФСР. Федеральный закон фактически повторяет прежнюю норму: списки публикуются в СМИ «соответствующего муниципального образования». Какого? Если утверждаются списки высшим должностным лицом субъекта РФ, почему публикация их осуществляется не в официальном печатном органе региональной администрации, а в муниципальных СМИ? Также остается неясным, имеются в виду все муниципальные издания, выходящие в субъекте Федерации либо лишь выпускаемые в столице субъекта РФ либо лишь издание того района, на территории которого расположен областной (республиканский, краевой) суд.

Не раскрыт порядок осуществления случайной выборки и в подзаконных актах.

Приказ Судебного департамента Верховного Суда РФ от 28 декабря 1999 г. № 169 «Об утверждении Временной инструкции по делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов», регулирующий, в частности, порядок действий по составлению предварительного списка присяжных, содержит только общее указание на случайную выборку из списков. Ее процедура не конкретизирована.

Таким образом, решение всех вопросов регламентации составления общего и запасного списков возлагается на правоприменителей - региональную администрацию и исполнительно-распорядительные органы муниципальных образований.

Анализ имеющейся нормативной базы и сообщений СМИ о составлении списков присяжных показывает значительное разнообразие подходов к организации этого процесса. При этом системность и проработанность данного этапа обеспечения деятельности суда присяжных отмечается лишь в отдельных субъектах Федерации.

Пример ответственного подхода к задаче можно видеть в Нижегородской области, правительством которой было издано постановление от 20 марта 2003 года № 75 «Об утверждении Типового положения о межведомственной комиссии по вопросам формирования списков присяжных заседателей». В соответствии с этим постановлением органами местного самоуправления образованы соответствующие комиссии. В частности, распоряжением главы администрации г. Нижнего Новгорода от 22 апреля 2003 года № 1042-р «О создании межведомственной комиссии по вопросам формирования списков присяжных заседателей по городу Нижнему Новгороду» уточнено, что общий и запасной списки присяжных заседателей составляются комиссией на основе списков избирателей по районам города «путем случайной выборки установленного числа граждан, в том числе с использованием объективных математических (а при необходимости электронно-вычислительных) методов с учетом местных особенностей» (п. 4.1). К сожалению, даже такое, частичное и приблизительное, раскрытие процедуры выборки является на уровне регионального регулирования исключением.

При этом в состав нижегородской комиссии были включены только чиновники городской администрации и руководители регионального управления внутренних дел. Представители гражданских организаций, СМИ в комиссию приглашены не были. Вызывает сомнение и включение в состав комиссии заместителя председателя Нижегородского областного суда, представляющего, по сути, сторону заинтересованного заказчика2.

В Тюменской области распоряжением Главы города Тюмени от 18 сентября 2003 года № 3992 была создана рабочая группа по составлению списков присяжных заседателей по городу Тюмени, куда вошли представители администрации города, муниципальных учреждений и - в отличие от Нижегородской области -общественных объединений.

Хотя случайная выборка на нормативном уровне в случае Тюмени не была раскрыта, организация составления списков в городе представляется вполне добросовестной (что также прослеживается далеко не во всех регионах). Граждане были заблаговременно проинформированы (через печатные и электронные СМИ) о времени и месте публикации списков. Адреса и телефоны территориальных управлений, непосредственно занимавшихся составлением списков, были опубликованы. Вся информация размещалась на сайте городской администрации3.

Однако в большинстве субъектов Федерации специальные комиссии по составлению списков присяжных не были созданы. Изучение обширной базы распорядительных документов, изданных высшими должностными лицами органов исполнительной власти субъектов РФ, показывает, что вопрос о порядке осуществления случайной выборки, производящих ее должностных лицах нигде (за исключением вышеприведенного примера Нижегородской области) не раскрывался (см., например, распоряжение Мэра Москвы от 14 августа 2002 года № 462-РМ, распоряжение Мэра Москвы от 31 октября 2003 года № 412-РМ, постановление главы Администрации Тверской области от 7 августа 2002 года № 273).

Согласно статье 81 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР», регулировавшей порядок составления списков, действующих до 2005 года, администрация субъекта РФ составляет общие и запасной списки присяжных заседателей, включая в них необходимое для нормальной работы краевого, областного суда число граждан, постоянно проживающих в районах и городах края, области. Число включаемых в общие списки присяжных заседателей края, области граждан, постоянно проживающих в районах и городах края, области, должно примерно соответствовать в существующей пропорции числу жителей каждого района и города края, области. В запасной список включаются только граждане, постоянно проживающие в краевом, областном центре либо в другом постоянном месте нахождения соответствующего суда. Таким образом, закон устанавливает, что общие и запасной списки составляются отдельно, определяет включение в общие списки жителей всей территории региона, а не только его столицы. Такой порядок мотивирован необходимостью пропорционального представительства в списках всех социальных групп, включая жителей села и райцентров.

Между тем в Кемеровской области общий и запасной списки на 2004 год утверждены единым списком. При этом в список были включены только жители областного центра. Кроме того, изучение самого списка показывает, что выборка осуществлялась из части списка избирателей, так как в списки включены только граждане, фамилии которых начинаются на буквы от «А» до «Л» (распоряжение администрации Кемеровской области № 1336-р от 19 ноября 2003 года «Об утверждении списков присяжных заседателей Кемеровского областного суда»).

При этом сам принцип составления списков по районам (по Закону РСФСР), а тем более - по каждому муниципальному образованию (по действующему закону) представляет определенную проблему. Относительно небольшая потребность областных, краевых и республиканских судов в присяжных ведет к направлению председателями судов в региональную администрацию заявок на списки присяжных всего из нескольких тысяч человек (исключение составляет Свердловский областной суд, запросивший на 2003 год списки из 125 тысяч присяжных заседателей). При разбивке таких списков на муниципальные составляющие каждая из частей включает, в среднем, несколько сотен человек, что облегчает избирательный отбор.

Даже при разбивке списка не на муниципальные образования, а на районы на каждый из них приходилось в некоторых субъектах РФ по два-три десятка человек. Например, согласно распоряжению Главы администрации Ивановской области от 30 сентября 2003 года № 1293-р «О списках присяжных заседателей на 2004 год» количество присяжных по Ильинскому району составляло 28 человек, по Лухскому и Пестяковскому - по 25 человек, по г. Кохме - 40 человек4. В Самарской области по Алексеевскому району список состоял из 35 человек, Елховскому - 26, Камышлинскому - 29 (постановление губернатора Самарской области от 08.08.2003 № 307)5.

Даже в регионах с высокой плотностью населения при распределении численного состава списков на города без районного деления приходится порой весьма ограниченное число мест. Так, согласно Распоряжению губернатора Московской области от 22 июня 2001 года № 502-РГ «О составлении списков присяжных заседателей Московского областного суда на 2002 год» на общий и запасной списки в совокупности в г. Бронницы приходится 312 человек, в г. Звенигороде - 293, г. Лосино-Петровский - 373 и т.п. При этом следует отметить, что для Московского областного суда не может быть выполнено требование закона о составлении запасного списка исключительно из жителей города, в котором расположен суд, так как областной суд расположен в Москве.

Весьма низки (и, возможно, занижены) заявленные председателями судов количественные потребности по некоторым окружным военным судам. Распоряжением губернатора Московской области от 16 декабря 2002 года № 1131-РГ «О составлении списков присяжных заседателей Четвертого окружного военного суда на 2003 год» общая потребность в присяжных определена в 1000 человек, при этом на отдельные районы приходится примерно по 100 - 120 человек. Случайность выборки вызывает при такой расстановке обоснованные сомнения.

Формирование списков для военных судов представляет отдельную проблему. Подобно приведенному более раннему примеру по Московской области, всего 1000 человек была запрошена Четвертым окружным военным судом для общего и запасного списков присяжных на 2004 год (распоряжение Мэра Москвы от 26 февраля 2004 года № 48-РМ). При этом, если списки для Мосгорсуда на основании аналогичных распоряжений Мэра Москвы составлялись каждый год по районным управам (как это и предусмотрено статьей 83 Закона «О судоустройстве РСФСР»), то списки для военных судов, расположенных в г. Москве, по непонятным причинам изготавливались укрупненно по префектурам, не являющимся предусмотренными законом территориальными образованиями (для Четвертого окружного суда - по Западному административному округу - 500 человек, по Северо-Западному - 500 человек, для Третьего окружного суда - по Центральному административному округу - 1500 человек, по Восточному - 1500 человек). При этом составление запасных списков на 2004 год для указанных судов, вопреки требованиям закона, вообще не было обеспечено.

В некоторых муниципальных образованиях происходили и происходят и такие вопиющие нарушения как составление списков путем самозаписи энтузиастов. Например, составление списка по г. Сарову Нижегородской области происходило в 2002 году путем включения всех желающих: "Работать в качестве заседателей в нашем городе изъявили желание около 116 человек. Поскольку необходимое для формирования списка количество - 201 горожанин, список дополнен путем случайной выборки из числа избирателей."6 Справедливости ради следует отметить, что столь очевидный произвол происходил в Нижегородской области до принятия решения о создании специальных районных межведомственных комиссий.

Однако и после принятия Федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» такие нарушения продолжаются, что ставит под сомнение списки соответствующих областных судов. Так, пресс-служба администрации г. Обнинска Калужской области 17 сентября 2004 года распространила следующую информацию: «Жители города, желающие стать присяжными заседателями, могут обратиться в Правовое управление Администрации города (ком.313) или по телефонам: 5-83-41, 6-49-50»7.

Имеются факты составления и публикации списков присяжных «задним числом», т.е. после начала действия суда присяжных в субъекте Федерации, по завершении года, на который составлялись предыдущие списки и даже после начала рассмотрения дел с участием присяжных заседателей (!). Откуда набирались при этом "присяжные заседатели" неизвестно.

Списки присяжных Вологодского областного суда на 2003 год были опубликованы в областной газете «Красный Север» только в начале апреля 2003 года. При этом ранее списки присяжных в регионе не составлялись (суд присяжных действует в Вологодской области с 2003 года). Примечательно, что до публикации списков в областном суде состоялось два судебных процесса с участием присяжных. Как писала впоследствии газета «Русский Север», «по городу пошли слухи о том, что кандидаты в присяжные вообще якобы не знали, зачем их вызвали повестками в суд. В итоге дошло до того, что народ засомневался в законности предыдущих вердиктов».8

Аналогичные нарушения отмечены в Москве. Распоряжение Мэра Москвы о составлении списков для Третьего и Четвертого окружных военных судов на 2004 год было издано только 26 февраля 2004 года (за № 48-РМ). Данным распоряжением направление списков в суды определялось к 10 апрелю 2004 года (п.6.2). Таким образом, в течение более трех месяцев возможность формирования предусмотренного законом состава суда в двух расположенных в столице военных окружных судах отсутствовала.

В некоторых регионах отмечается произвольная интерпретация норм федерального законодательства, касающихся составления списков. Так, в Ивановской области было сочтено проблемой повторное включение одних и тех же граждан в ежегодные списки (по Федеральному закону от 20 августа 2004 года списки составляются не ежегодно, как по Закону РСФСР, а каждые четыре года). Распоряжением Главы администрации Ивановской области от 30 сентября 2003 года № 1293-р было предписано при составлении списков избегать повторного включения в них лиц из числа присяжных 2003 года. Между тем, закон не содержит положений, ограничивающих возможность гражданина, повторно включенного в другие годовые списки, участвовать в процессе.

В Сахалинской области введена процедура утверждения списков областной Думой9, что также не соответствует требованиям закона (региональными представительными органами утверждались ранее списки народных заседателей).

Как уже отмечалось, вопрос о публикации списков не разрешен в законе с достаточной ясностью. Хотя детальное регулирование этого вопроса именно Федеральным законом представляется отнюдь не обязательным, федеральному законодателю следовало предусмотреть отсылочную норму, делегирующую главе высшего исполнительного органа субъекта РФ право своим постановлением определять издание, публикующее списки, а также условия их публикации. В отсутствие у региональных властей такой обязанности вопрос зачастую оказывается не решенным.

Разумно подошли к этой проблеме, например, в Тюменской области. Списки присяжных заседателей на 2004 год были опубликованы в двух специальных выпусках газеты «Тюменский курьер». Газета бесплатно распространялась через киоски «Тюмень-пресс»10.

Однако в большинстве случаев местные власти не создают приемлемых условий для ознакомления жителей региона со списками. Постановлением Губернатора Санкт-Петербурга от 14 июля 2004 года № 511-пг «О формировании списков присяжных заседателей на 2005 год» главам районных администраций было предписано проинформировать граждан через СМИ о завершении составления списков, а Комитету по печати и взаимодействию со средствами массовой информации в недельный срок после подписания общего и запасного списков Губернатором Санкт-Петербурга обеспечить их опубликование. Но в каких СМИ и на какой основе должна размещаться информация и публиковаться списки, указано не было.11 Такая же неопределенность наблюдается в большинстве регионов (например, в г. Нижнем Новгороде12).

Ни в Законе РСФСР, ни в действующем Федеральном законе нет указания о размещении фамилий граждан в общих и запасных списках в алфавитном порядке. Хотя на практике списки составляются именно таким образом, имеются случаи публикации списка без соблюдения каких-либо последовательностей, что затрудняет ознакомление граждан со списками после их публикации. Так были составлены, например, списки для обеспечения деятельности Верховного суда Республики Татарстан на 2003 год (Распоряжение Президента Республики Татарстан №79 от 27.12.2002)13.

Напротив, распоряжением Мэра Москвы от 14 августа 2002 года № 462-РМ «О составлении единых общих списков присяжных заседателей города Москвы на 2003 год» специально оговорено, что «списки присяжных заседателей составляются в алфавитном порядке» (приложение 2, п. 3).

Некоторые из перечисленных практических нарушений и юридических недосказанностей имеют принципиальное значение для оценки правового качества списков, иные не столь значимы. Совокупность же всех перечисленных обстоятельств создает устойчивое впечатление о «случайной выборке» как о некой «черной дыре».

После провозглашения обвинительного вердикта в Московском городском суде ученому Игорю Сутягину в газете «Время и деньги» (г. Казань) появилось интервью начальника Группы программ содействия УФСБ РФ по Республике Татарстан Эдуарда Исмагилова. «Предположим, что суд, подобный московскому, у нас все-таки пройдет, - спросил журналист у Исмагилова. - Будет ли какой-то специальный подбор присяжных?» «Подбор присяжных осуществляется судом по установленным правилам, - ответил сотрудник ФСБ. - Мы в этом процессе не участвуем однозначно. Другое дело, если суду потребуются наши рекомендации и он обратится в Управление. В таком случае мы, конечно, окажем помощь»14.


II


Примеры отмены приговоров, постановленных на основе вердикта присяжных заседателей, по мотивам нарушений при формировании коллегии присяжных, весьма многочисленны. При этом кассационной инстанцией - Судебной коллегией по уголовным делам Верхового Суда РФ - отменяются преимущественно оправдательные приговоры.

Но нам известен только один случай отмены приговора (также оправдательного) в связи с отступлением от установленного порядка составления годовых списков. И тот - почти десятилетней давности.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 апреля 1995 года отменен оправдательный приговор от 2 февраля 1995 года, постановленный на основе вердикта присяжных Ульяновским областным судом в отношении Ануфриева В.А., на том основании, что общий и запасной списки составлялись не методом случайной выборки, а путем соответствующего редактирования. Судебная коллегия сослалась на объяснения руководителя аппарата главы администрации г. Димитровграда, показавшего, что списки присяжных заседателей составлялись «с учетом мнений горожан и данных, характеризующих личность граждан», попавших в указанные списки. Это было признано грубым нарушением Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР», статья 80 которого «содержит исчерпывающий перечень лиц, которые не могут быть включены в список присяжных заседателей, и этот перечень расширительному толкованию не подлежит».

Что касается отмены приговора со ссылкой на незаконный состав коллегии, сформированной для рассмотрения конкретного дела, то такие решения приобрели в Верховном Суде РФ характер обычая.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 сентября 2001 года был отменен оправдательный приговор суда присяжных Ульяновского областного суда от 22 мая 2001 года в отношении А. и Т. Судебная коллегия указала на то, что после окончания судебного разбирательства дела стало известно о сокрытии присяжным заседателем Г. сведений о наличии у него специальной подготовки (с 15 февраля 1993 года по 21 октября 1996 года проходил службу в органах внутренних дел, в том числе в качестве дознавателя) и его осведомленности об особенностях сбора, процессуального закрепления и оценки доказательств при расследовании уголовных дел, в связи с чем нет оснований считать его объективным и беспристрастным при оценке обстоятельств дела, как старшина коллегии присяжных он способствовал формированию у присяжных заседателей ошибочного мнения о непричастности подсудимых к совершенному преступлению, поэтому они были необоснованно оправданы.

Хотя, возможно, Г. скрыл о себе указанные сведения, наличие у него знаний о том, как фабрикуются уголовные дела и фальсифицируются доказательства, никак не могло служить основанием для вывода о формировании у присяжных «ошибочного» мнения о невиновности подсудимых.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 августа 2003 года отменен оправдательный приговор суда присяжных Верховного Суда Республики Калмыкия от 8 мая 2003 года в отношении Цереева М.В. Основанием отмены послужило то, что при формировании коллегии присяжный Гришкин скрыл свою прежнюю судимость по статье 112, части 1 УК РФ, а присяжная Ахаева умолчала о том, что ее сын Мокляк неоднократно судим. Судебная коллегия пришла к выводу, что участники процесса, в том числе и сторона обвинения, в связи с сокрытием такой информации, были в дальнейшем лишены возможности решать вопросы по формированию беспристрастной и объективной коллегии присяжных заседателей, в частности о мотивированных или немотивированных отводах в отношении указанных кандидатов. Председательствующий по делу также был лишен возможности освобождения от исполнения обязанностей присяжных заседателей Тришкиным и Ахаевой, предоставленной ему статьей 80 Закона «О судоустройстве РСФСР».

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 августа 2003 года также отменен оправдательный приговор суда присяжных Верховного Суда Республики Мордовия от 29 апреля 2003 года в отношении П-на. Основанием отмены послужило сокрытие Г., избранным впоследствии старшиной, факта привлечения к уголовной ответственности по ст. 159, части 2 УК РФ, которое было прекращено по амнистии.

По делу оправданного Слабочкова Е.Н. (Челябинская область) в число кандидатов вошла А., два сына которой имеют судимости, а старшиной избран И., подвергавшийся административному взысканию (!). Как сказано в определении кассационной инстанции, председательствующий пытался выяснить у кандидатов в присяжные, привлекались ли они или их родственники к уголовной ответственности, имели ли дело с судом и правоохранительными органами. Никто из кандидатов не заявил о наличии таких обстоятельств, хотя обязаны были отвечать правдиво. Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что, поскольку А. и И. скрыли вышеизложенные обстоятельства, сторона обвинения при формировании коллегии присяжных заседателей была лишена возможности заявить мотивированный отвод, а в дальнейшем и права на заявление ходатайства о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава.

По делу Мосеева П.Н., Аболихина Д.В. (Краснодарский край) в состав коллегии присяжных заседателей вошел Г., избранный затем старшиной. При формировании коллегии присяжных заседателей Г. скрыл от суда информацию о том, что он работает водителем в Южном региональном управлении по борьбе с организованной преступностью, что стало одним из оснований для отмены приговора.

Системное использование доводов о неправильном составе коллегии присяжных, об информации сокрытой кем-либо из них при формировании коллегии, наводит на мысль, что сторона обвинения пользуется этим приемом не всегда добросовестно. Вполне вероятно, что обвинению заблаговременно становятся известны некоторые биографические сведения, за которые можно зацепиться для того, чтобы разрушить оправдательный приговор, и которые выгодно скрыть при благоприятном для прокурора вердикте. Нельзя исключать и заведомого привлечения в коллегию людей, которым сторона обвинения настоятельно рекомендует не сообщать о себе суду всю информацию и которые потом используются для возвращения дела на новое рассмотрение.

Эти подозрения подтверждаются данными, приведенными в письме Генеральной прокуратуры РФ от 9 марта 2004 года № 12/12-04: «В некоторых случаях государственные обвинители неосмотрительно упускают возможность воспользоваться правом мотивированного или безмотивного отвода кандидатов в присяжные заседатели. Вместе с тем впоследствии, обосновывая свою просьбу об отмене судебного решения, ссылаются на нарушения, якобы допущенные при формировании скамьи присяжных».

По делу Катышкина А.В. и Манджиева С.А. (Республика Калмыкия), оправданных коллегией присяжных заседателей, государственный обвинитель в кассационном представлении сослался на то, что в состав коллегии вошел гр-н Г. - бывший сотрудник УФСБ по Республике Калмыкия. Его профессиональный опыт, по мнению прокурора, мог сказаться на беспристрастности и в конечном итоге на вердикте. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, не согласившись с этим доводом, указала, что государственному обвинителю было известно о бывшей работе кандидата в присяжные, но отвода он не заявил. Помимо этого из кассационного представления не видно, каким образом прежняя работа присяжного заседателя Г. могла повлиять на вердикт.

По мнению государственного обвинителя, оправдательный приговор, постановленный Орловским областным судом с участием присяжных заседателей по делу Елисеева В.М., подлежал отмене, поскольку заседательница не сообщила о том, что с 1998 по 2000 год проживала с ней в одном подъезде дома и могла испытывать к ней, как к стороне обвинения, неприязнь. Данное утверждение судебная коллегия посчитала неосновательным. Как следует из кассационного представления, государственный обвинитель с данным присяжным заседателем знакома не была. Ссылки на ее возможную неприязнь - не более чем предположения.

Признание Верховным Судом судимости, более того - судимости родственников (даже снятой или погашенной) препятствием для привлечения гражданина в качестве присяжного заседателя способно и впредь использоваться для отмены большинства вердиктов. С учетом же сомнений в пригодности бывших сотрудников правоохранительных структур (включая шоферов и уборщиц) формирование «нетенденциозной» коллегии и вовсе становится проблемой. Если же эти обстоятельства накладываются (например, в республиках Северного Кавказа, Краснодарском и Ставропольском краях) на национально мотивированную предвзятость (действительную или мнимую), возможно ли вообще собрать такую скамью присяжных, вердикт который нельзя было бы опровергнуть по такого рода основаниям? Вдобавок Верховный Суд РФ, ничтоже сумняшеся, отменяет оправдательный вердикт по причине выявившегося привлечения присяжного к ответственности за административной правонарушение!

Только за 10 последних лет выявлено примерно 15 миллионов лиц, совершивших преступления15. У каждого из них есть родственники. В некоторых регионах - если не в большинстве - трудно найти семью, в которой кто-нибудь не сидит или не сидел, не говоря об осужденных условно, амнистированных и т.п. Если же прибавить сюда привлеченных к административной ответственности, а также тех, кто не только в настоящее время, но и в прошлом работал в милиции, налоговой полиции и подобных учреждениях, то присяжными придется назначать за особые заслуги и безупречное поведение.

В завершение следует отметить, что манипулирование списками присяжных, даже в случае выявления таких фактов, не грозит чиновникам никакой ответственностью. Нарушениями, связанными с составлением списков, в том виде, как это сформулировано в Кодексе РФ об административных правонарушениях (статья 17.6), считается лишь непредоставление информации, необходимой администрации для составления списков, а равно представление заведомо неверной информации лицом, на которое возложена обязанность представлять такую информацию. Фабриковать («редактировать») списки можно, таким образом, безнаказанно.











1 Ранее - в порядке статьи 434 УПК РСФСР.

2 http://cmiki.garant.ru/hot_doc/?issue=4207


3 http://sud.72rus.ru/newshow.asp?pid=2744


4 http://www.kodeks37.ru/noframe/inf-ivan?d&nd=990601588&razdel=990600001&prevDoc=990601588&spack=110area%3D1%26listid%3D010000000100%26listpos%3D235%26lsz%3D967%26nd%3D990600653%26nh%3D1%26razdel%3D990600001%26start%3D220%26

5 http://www.adm.samara.ru/external/filename/content/8576/1832.doc


6 http://www.sarov.net/news/?id=2415&d=20020930

7 http://www.obninsk.ru/vlast/news/?id=535

8 газета "Русский Север", 30 апреля 2003 года

9 http://www.volgainform.ru/allnews/43201

10 http://www.ladya-tv.ru/news/2003/10/01.html

11 www.cdept.spb.ru/doc/pris.doc

12 http://cmiki.garant.ru/hot_doc/?issue=4207

13 http://www.rt-online.ru/documents/other/?ID=6874

14 http://www.e-vid.ru/article.jsp?id=8043

15 Россия в цифрах. М.: Федеральная служба государственной статистики, 2004, стр. 141.


Библиотека правозащитной литературы